Музей-заповедник «Тарханы» Виртуальная экскурсия по музею-заповеднику «Тарханы»
Главная
Экскурсия
Венок Лермонтову
Наши современники о «Тарханах»
Использованная литература
О проекте
Дом ключника, Тарханы









Дом ключника, Тарханы

Дом ключника

«На дворе в шагах во ста от дома построен маленький флигелёк, где давно уже проводит свои грустные дни бывший слуга Михаила Юрьевича дряхлый слепой старик, когда-то всей душой преданный поэту, одно воспоминание о котором приводит в волнение всё его престарелое существо», — писал Н. Прозин, посетивший Тарханы в 1867 году.

Слуга поэта — Андрей Иванович Соколов — был «подарен» маленькому Лермонтову и всегда находился рядом со своим питомцем. После смерти поэта он получил вольную, но до самой смерти жил в Тарханах, в доме ключника.

Дом восстановлен на прежнем фундаменте в 1968 году. В метрической книге, которая экспонируется здесь, среди бывших у исповеди в 1843 году записаны «дядька» поэта и его жена.

В доме ключника экспонаты отражают уклад жизни народа на основе подлинных тарханских материалов. Большинство бытовых предметов было собрано в селе Лермонтово, у потомков крепостных.

Экспозиция вводной комнаты включает предметы, непосредственно связанные с Тарханами. На гравюре М. Рашевского по рисунку И. Панова (1881) и картине Н. Гарднера (1881) дом ключника виден в ансамбле тарханской усадьбы.

Остаток могучего вяза, на котором устраивали качели, — тоже часть экспозиции. Он напоминает о строках Лермонтова в наброске повести «Я хочу рассказать вам»: «Среди двора красовались качели; по воскресеньям дворня толпилась вокруг них, и порой две горничные садились на полусгнившую доску, висящую меж двух сомнительных верёвок, и двое из самых любезных лакеев, взявшись каждый за конец толстого каната, взбрасывали скромную чету под облака; мальчишки били в ладони, когда пугливые девы начинали визжать, — и всем было очень весело».

Предметы, найденные при раскопках на месте дома ключника перед его восстановлением, — остатки стеклянной и керамической посуды, фигурка шахматного коня, детали отделки дома — помогают представить этот флигель во всей его исторической конкретности.

В первой комнате — предметы крестьянского обихода: сшитая из домотканой холстины повседневная одежда, домашняя утварь, орудия труда, которыми пользовались в поле, на гумне, в долгие зимние вечера при свете лучины. Они демонстрируются на фоне документов из истории Тархан, рисунков Лермонтова, литографий с изображением внутреннего вида крестьянской избы, сцен из деревенской жизни.

С челобитной служилых дворян Петру I с просьбой о выделении в собственность (1701) местных земель начинается писаная история Тархан. Купчая от 13 ноября 1794 года, прошение Е. А. Арсеньевой о вводе во владение имением, ревизские сказки — это небольшие, но достоверные частицы истории, известной Лермонтову.

Имена тарханских дворовых и крестьян, знакомых поэта, перечислены не только в ревизских сказках, но и в церковных метрических книгах. Среди них — имена А. И. Соколова и его жены, Дарьи Куртиной. Полагают, что они стали прототипами верного слуги Ивана и злой ключницы Дарьи в драме «Люди и страсти».

Рисунки Лермонтова («Крестьянские типы», «Крестьянин под деревом», «Тройка у постоялого двора») позволяют увидеть крестьянский мир глазами поэта.

Важный и трогательный факт отмечен в церковной метрической книге: несколько человек записались вольноотпущенными Лермонтова. Известно, что Лермонтов владел только шестнадцатью семьями дворовых, унаследованными от матери. Восемь семей в полном составе были им отпущены на волю.

Вторая комната дома ключника посвящена крестьянскому искусству. Тарханские жители открыли Лермонтову неиссякаемый источник поэзии в песнях, хороводах, играх. Народная душа выражалась в ярких красках одежды, причудливых орнаментах платков, сложном узоре прялок. Праздничная русская и мордовская одежда, искусные поделки крестьян довольно широко представлены в этой комнате.

В мир крестьянского праздника вводят посетителя и такие изобразительные материалы, как картина маслом «Семик» (конец ХVIII — начало XIX века), акварель «Русская пляска» (первая четверть XIX века).

Жизнь крестьян была хорошо знакома Лермонтову с детства. Он играл с крестьянским детьми, бывал в селе у своей «мамушки» — так он называл свою кормилицу, тарханскую крестьянку Лукерью Шубенину (в селе до сих пор живут предания о трогательно заботливом отношении поэта к своей «мамушке»).

Лермонтов посещал народные праздники, они встречались в Тарханах «с большими приготовлениями», «по старинному обычаю» (П.А. Висковатый). Поэт хорошо знал и высоко ценил народное творчество, особую роль он отводил песне: «Если захочу вдаться в поэзию народную, то, верно, нигде больше не буду её искать, как в русских песнях».

Распечатать страницу


Пенза, 2009